Нидерландская буржуазная революция

(История Европы. Т. 3. От средневековья к новому времени (конец XV - первая половина XVII в.) - М., Наука, 1993. С. 364-382.)

С начала XVI в. в Нидерландах развиваются капиталистические формы производства и обмена, страна втягивается в сферу зарождавшегося мирового рынка с его циклами подъемов и спадов, где она быстро завоевывала ведущее место. Начавшийся с 1555 г. цикл спада сопровождался резким обострением социально-политических противоречий. Противостояние феодализма капитализму внутри страны усиливалось конфликтом Габсбургов с их подданными в Нидерландах. Уже Карл V втянулся в нескончаемую борьбу с реформационным движением в Империи, что сказалось и в Нидерландах, где начиная с 1521 г. он издал серию “плакатов” против еретиков, в 1525 г. учредил подчиненный лично ему инквизиционный (364) трибунал с большими полномочиями. Не заботясь об экономических нуждах страны, Карл V видел в Нидерландах лишь военный плацдарм и неиссякаемый источник доходов. С 1542 по 1555 г. налоги в стране возросли с 2,5 до 7 млн. гульденов. Внешняя политика определялась целиком династическими интересами Габсбургов. Их непрерывные войны и военные налоги тормозили, а то и подрывали различные отрасли экономики.

Революционное анабаптистское движение 1534—1535 гг., охватившее в основном северные области, Гентское восстание 1539—1540 гг., многочисленные антиналоговые и голодные бунты 30—50-х годов свидетельствовали о накале социально-политических конфликтов.

В этой обстановке Филипп II проводил жесткую политику. Фанатичный католик деспотически-бюрократического нрава, он видел в любом противодействии ересь и бунтовщичество. В области внешней политики продолжались католическо-династический курс и разорительные войны: в 1557 г. Испания объявила государственное банкротство. Среди жертв оказались многие финансисты Антверпена и связанные с ними отрасли нидерландской экономики. Конфликт 1563 г. с Англией усугубил застой коммерции и производства. Неурожаи и трудности с подвозом зерна привели к дороговизне и голодовкам 1556—1557 и 1565—1566 гг. Меры, принятые властями, не принесли облегчения. Более того, сам Филипп II, распоряжавшийся поставками зерна из Испании, из-за плутней своих клевретов оказался причастным к хлебным спекуляциям. Произвол давал себя чувствовать и в деятельности высших правящих учреждений.

Образовалась оппозиция нидерландских вельмож — принца Вильгельма Оранского, графа Ламораля Эгмонта и др.

Филипп II укрепил суды инквизиции, реорганизовал и епископат, создав 14 новых епископств и 3 архиепископства — их главной задачей ставилось искоренение ереси. В армии короля солдаты вербовались из наемников, а офицерские должности занимали преимущественно испанцы и их приверженцы. В городах правительство поддерживало реакционно-католические группы патрициата; лишь их представители могли занимать муниципальные должности. Лица, связанные с антииспанской оппозицией, сочувствовавшие кальвинизму, подвергались репрессиям.

С 50-х годов в Нидерландах усилились кальвинисты, особенно в тех областях и городах, где феодально-католическая реакция жестко противостояла социально-экономическому и идеологическому прогрессу: в Западной Фландрии, Валансьенне, Турне, Лилле, Антверпене, Амстердаме. Во главе кальвинистских консисторий обычно стояли богатые горожане. Их официальный символ веры впервые был обнародован в 1561 г.; в нем подчеркивалась покорность властям, пока их действия не вступали в противоречие “со словом Божьим”.

С 1562 г. проповеди кальвинистов в окрестностях городов собирали сотни, а вскоре тысячи слушателей. Когда власти начали преследовать участников проповедей, они стали приходить вооруженными. Участились случаи сопротивления казням еретиков, насильственного освобождения их из тюрем. Власти видели, что дело идет ко всеобщему восстанию. Одновременно с 1562 г. открыто выступала аристократическая оппозиция, объединившаяся в Лигу господ, которую возглавили принц Оранский, граф Эгмонт, адмирал Горн. Они порицали действия правительства, нарушение норм деятельности Государственного совета, требовали вывода испанских войск, смещения фаворита наместницы кардинала Гранвеллы, созыва Генеральных штатов, смягчения или отмены законов против еретиков. В 1563 г. возник Союз дворян под руководством Никола де Гама, Яна и Филиппа фан Марниксов и др., близкий к Лиге господ.

Пытаясь достигнуть соглашения с дворянско-аристократической оппозицией, наместница сделала ряд уступок: из страны были выведены испанские (365) войска, отставлен кардинал Гранвелла. Но основные вопросы остались нерешенными.

5 апреля 1566 г. многочисленная депутация членов Союза дворян вручила в Брюсселе свою петицию наместнице. Дворяне требовали отмены “плакатов” против еретиков, сохранения вольностей и привилегий, немедленного созыва Генеральных штатов, высказывали опасения, что невыполнение этих требований приведет ко всеобщему восстанию, первой жертвой которого станет дворянство. В ответ наместница обещала временно приостановить преследование еретиков и ожидать распоряжений Филиппа II. Один из придворных в насмешку над бедно одетой депутацией сельских дворян обозвал их гёзами (нищими). Эта кличка была подхвачена. Дворяне-оппозиционеры стали носить символические нищенские плащи и сумки с надписью “Верны королю вплоть до нищенской сумы”. Гёзами стали именовать всех противников испанского владычества. Беспокойство в стране нарастало. Усилилась начавшаяся ранее эмиграция. Только в Англию выехали несколько десятков тысяч человек. В 1566 г. “соглашение”, сходное с петицией дворян, подписали и купцы-кальвинисты, поклявшиеся защищать свой союз “ценою имущества и крови”.

Среди радикальной части Союза дворян нарастала решимость перейти к насильственным действиям, К этому же склонялись и консистории, располагавшие и влиянием на парод, и столь нужными дворянским оппозиционерам деньгами. В толе 1566 г. на двух совещаниях представители обеих группировок пытались достичь соглашения. Дворяне под давлением консисторий согласились защищать кальвинистскую церковь и участников проповедей, против чего решительно возражал принц Оранский. Часть дворян покинули совещание, не одобряя принятые на нем решения. Консистории обещали Союзу дворян 100 тыс. гульденов с условием, что дворяне не нарушат договоренность. Предложение консисторий начать иконоборческие выступления было отвергнуто.

Время переговоров, однако, прошло, созревшая революционная ситуация требовала действий. На сцену выступили народные массы. 10 августа 1566 г. в Западной Фландрии стихийно, а местами под влиянием консисторий и радикально настроенных членов Союза дворян началось иконоборческое восстание, быстро распространившееся почти по всей стране. Возникли подвижные отряды вооруженных иконоборцев, громивших церкви и монастыри. Уничтожались иконы и статуи святых, предметы церковного культа. Драгоценные вещи обычно передавали местным властям. В Валансьенне, Турне, других восставших городах из конфискованных ценностей создавались фонды для помощи беднякам и набора военных отрядов. Восставший городской люд освобождал из тюрем кальвинистов, вмешивался в дела властей, уничтожал налоговые описи, долговую документацию, оказывал давление на магистраты городов, что отражало социальную направленность их действий. Наместница писала по этому поводу принцу Оранскому: “То, что они замышляют, есть не только ниспровержение религии, но также уничтожение судопроизводства и всего политического порядка”. Крестьяне помогали то иконоборцам, то, напротив, поенным частям властей. Консистории открыто или тайком направляли выступления иконоборцев, наиболее активные в Антверпене, Амстердаме, Миддельбюрхе, Лилле. В Валансьенне и Турне восставшие создали свои органы власти и военные формирования. Погрому в стране подверглось около 5500 церквей.

Столь мощное движение заставило наместницу пойти на уступки. 23 августа она опубликовала манифест: деятельность инквизиции прекращалась, давалось обещание разработать новые законы о ересях, обеспечить амнистию дворянским оппозиционерам, если они помогут подавить восстание. В тот же день Союз дворян заявил о самороспуске. Страх (366) охватил не только власти и церковь, но и дворянско-аристократических оппозиционеров. Принц Оранский, посланный “навести порядок” в Антверпене, арестовал и казнил нескольких иконоборцев, “усмирил” кальвинистов при помощи некоторых ремесленных цехов. Ряд бывших членов Союза дворян и Лиги господ приняли участие в разгромах отрядов иконоборцев. Консистории отрекались от участия в восстании, ибо кое-где восставшие нападали на дома богачей. В октябре наместница получила деньги от Филиппа II и, собрав военные силы, начала подавление восстания.

Радикальные круги консисторий и кальвинистской буржуазии тем не менее не прекратили свою деятельность. Синод, тайно собравшийся в Ренте 1 октября 1566 г., решил продолжить восстание. Возобновились выступления кальвинистов в ряде городов Фландрии и Брабанта. В конце октября богатые купцы-кальвинисты предложили Филиппу II 3 млн гульденов за введение свободы вероисповедания. Соглашение не состоялось, но сбор средств в этот фонд продолжался. Деньги использовались для набора войск, которые должны были спять осаду с Валансьенна, не допустить капитуляции Турне, поддерживать во Фландрии, Брабанте, Голландии выступления кальвинистов. Командирами отрядов оказались малоспособные люди, и правительственные войска уничтожали их поодиночке. В марте 1567 г. пали Турне и Валансьенн, войска кальвинистов были разбиты. В Западной Фландрии их разогнал бывший член Лиги господ граф Эгмонт. Правительственные войска 17 марта 1567 г. вошли в Амстердам. С иконоборческим восстанием — первым этапом Нидерландской революции — было покончено.

Принц Оранский, остановивший кальвинистские выступления в Антверпене, продолжал искать пути сговора с Филиппом II. Одной из последних попыток такого рода была его встреча с графом Эгмонтом 2 апреля 1567 г., где Эгмонт выступал в роли доверенного лица наместницы. Встреча закончилась безрезультатно; по преданию, оба ее участника обменялись пророческими словами. “Прощай, принц без владений”,— сказал Эгмонт. “Прощай, граф без головы”,— ответил принц, отбывший в родовую резиденцию дома Нассау в Империи — Дилленбург.

Неверие в силы народа, страх перед ним, своекорыстные личные, групповые и сословные интересы аристократии и дворян, двусмысленная позиция богатых купцов-кальвинистов и руководимых ими консисторий обрекли восстание 1566 г. на поражение; народ Нидерландов был отдан па расправу испанскому абсолютизму.

В августе 1567 г. в страну во главе карательной армии вступил Фернандо Альварес де Толедо, герцог Альба. Образец испанского гранда, способный военачальник, посредственный политик и полный невежда в вопросах экономической жизни, герцог Альба отличался исступленным католическим фанатизмом и высокомерием. Топор палача и костер инквизиции были, по его мнению, единственно надежными средствами управления “недосожженными еретиками”. Свою программу он сформулировал так: “Бесконечно лучше сохранить для Бога и короля государство обедневшее и даже разоренное, чем видеть его в цветущем состоянии для сатаны и его пособников-еретиков”. В армии Альбы было 54 500 человек пехоты и 4780 человек кавалерии. Преобладающая ее часть разместилась в крепостях стратегически важных городов. В планы герцога, одобренные Филиппом II, входило наказание зачинщиков мятежей, еретиков; за счет конфискаций их имущества и безмерного увеличения налогов — обогащение испанской казны. Филипп II намеревался создать в Нидерландах новую генерацию дворянства, оплатив его верность королю и католической церкви земельными владениями, конфискованными у еретиков.

Герцог Альба в сентябре 1567 г. учредил Совет по делам о мятежах, получивший неограниченные права по рассмотрению дел всех участников мятежей и еретиков. Приговоры выносились без соблюдения судебной (367) процедуры. Казненные исчислялись тысячами, еще большее число лиц изгнали из страны. В июне 1568 г. были казнены граф Эгмонт, адмирал Горн и ряд других знатных лиц. Альба стал председателем Государственного совета; компетенция всех трех советов была значительно урезана. Испанские войска вели себя в Нидерландах как в завоеванной стране. В 1569 г. уже действовали вновь созданные епископства и архиепископства.

Однако сотни смельчаков, получивших прозвище лесных гёзов, с оружием в руках скрылись в лесных и предгорных районах юга, уничтожая мелкие группы испанских войск и их пособников. Одним из главных районов их действий стали очаги иконоборческого восстания в Западной Фландрии — Дранутр, Бёшеп, Ньепп, Ниве Керке.

На севере многие матросы, рыболовы, портовый люд ушли в море. Они захватывали небольшие, но иногда груженные деньгами и драгоценными металлами испанские эскадры, нападали на прибрежные укрепленные пункты и гарнизоны испанцев, чинили суд над их пособниками и католическими клириками. С 1568 г. принц Оранский стал выдавать морским гёзам свидетельства на право ведения морской войны против ( испанцев, посылать к ним в качестве офицеров и капитанов кальвинистских дворян. До весны 1572 г. морские гёзы пользовались покровительством Елизаветы I и базировались в английских портах. Альбе пришлось создать специальный флот для борьбы с ними. Морские гёзы показали себя бесстрашными борцами за свободу родины.

В 1569 г. Альба попытался ввести постоянный налог — алькабалу: 1% с недвижимых и движимых имуществ, 5% с продажи недвижимых имуществ и 10% с продажи всех товаров и движимых имуществ. Однако алькабалу ввести не удалось. Сопротивление было повсеместным и решительным. В течение двух лет было собрано лишь 2 млн флоринов обычных сборов. 1%-ный налог дал еще 3300 тыс. флоринов. На сентябрь 1572 г. было назначено взимание 5%-ного и 10%-ного налогов. Ответом был саботаж: закрывались лавки, мастерские, стояли корабли. Начало восстания на севере сорвало планы Альбы. Он рассчитывал собрать 20 млн гульденов, но вместо этого по его запросам из Испании пришлось выслать свыше 8 млн гульденов.

Крупные державы континента пристально следили за ходом событий в Нидерландах. Оппозиционная нидерландская знать завязала связи с гугенотами во Франции, получала помощь из Англии. В 1563 г. английский агент доносил, что нужно разжечь пламя гражданской войны, чтобы растоптать Филиппа II. В 1566 г. гугеноты готовили план захвата фландрских городов, чтобы вернуть Франции ее вассала. Антверпенская консистория установила связи с Османской империей, среди кальвинистов распространялись слухи о “турецкой помощи”. Появились медали в форме полумесяца с профилем турка и надписью: “Лучше турки, чем паписты”; морские гезы носили их на шляпах. Османские войска, однако, двинулись против армии Ивана Грозного, а не против Испании.

В сложной обстановке переплетения и противостояния интересов крупных европейских держав принцу Оранскому предстояло сделать выбор — связать свою политику с внешними, отнюдь не бескорыстными проектами или с революционными силами внутри страны. Хотя принц и встал на путь борьбы с Филиппом II, он не был ни революционером, ни защитником парода. Огромное честолюбие, холодный расчет, личные мотивы определяли его действия.

Равнодушие к религии он прикрывал показным благочестием, а даром красноречия вуалировал свои подлинные намерения, за что получил от современников прозвище Молчаливый. Он играл на противоречиях своих внешних союзников, рассчитывая на достижение “разумного (368) компромисса”. Одна из комбинаций такого рода предусматривала после отвоевания Нидерландов отдать Франции Артуа и Фландрию; Голландию и Зеландию — Англии; Брабант же и ряд других областей объединить в курфюршество Брабантское, включить его в состав Империи, а принца Оранского сделать по обладателем. Однако военные операции принца 1568 и 1572 гг. закончились полной неудачей: игнорируя революционно-демократические силы, принц надеялся лишь на содействие богатых купцов и бюргеров, консисторий. Интересы Нидерландов в это время занимали в его планах подчиненное место.

Альбе нанесли ощутимый удар морские гёзы. В феврале 1572 г. Елизавета I под давлением официальных демаршей Испании вынудила морских гёзов покинуть английские порты; проблуждав некоторое время по морю, они овладели 1 апреля 1572 г. портом Брил на побережье Голландии. Огромное значение этого события вначале не было понято пи герцогом Альбой, ни принцем Оранским. Вслед за Брилем восстали Флиссинген, Феер, Арнемёйден, Энкхейзен и другие города. Поднялись па борьбу и крестьяне. Их отряды защищали свои поселения и истребляли испанских наемников. Морские гёзы но только преследовали испанцев на море, но и оказывали всемерную помощь восставшим городам и сельскому люду. Возрождавшиеся кальвинистские консистории, морские гёзы, народные отряды и реорганизованные стрелковые гильдии на время становились господами положения на местах. Они свергали католические магистраты и оказывали давление на вновь избираемые, уничтожали испанских пособников, организовывали выступления против церквей и монастырей.

Кальвинистская церковь испытывала трудности. Значительная часть ее активных деятелей и приверженцев бежала в Англию и Империю. (369) Среди ее верхушки имели место серьезные теологические и церковно-политические расхождения. В октябре 1571 г. состоялся общий синод в Эмдене, где верх одержало ортодоксальное направление. Впредь все проповедники обязаны были подписывать официальный символ веры, католики именовались “неверными”; призывы к сближению с лютеранской церковью, участие в сборе денег для принца Оранского не нашли здесь отклика. Но в борьбе против испанского гнета, за новые порядки и республику консистории проявили единство.

Летом 1572 г. собрались штаты Голландии, куда прибыли сторонники восстания и кальвинисты от крупных и в нарушение традиций or малых городов.

Вильгельм Оранский был признай законным статхаудером, а в отсутствие короля — его наместником в провинции с властью, почти равной компетенции штатов. Из конфискованных церковно-монастырских имуществ н ценностей, других поступлений был создан фонд для оплати военных расходов. Формировались новая администрация и армия Вместо предлагавшейся принцем веротерпимости провозглашалась лишь свобода совести. В октябре 1572 г. принц прибыл в Голландию. Революционные действия морских гёзов и радикальных группировок он старался пресекать. Их предводитель Люмэ был принужден покинуть страну.

Правящая купеческо-патрицианская олигархия восставших северных провинций, поддерживавшая политический союз с антииспански настроенными кальвинистским дворянством и оранжистамн, временно .мирилась с революционными действиями масс и постепенно прибирала власть к своим рукам. Приглашение принца Оранского было одним из важных шагов в этом направлении: его аристократическое происхождение, связи с иноземными монархами, ореол борца против испанского деспотизма и опытного политика делали принца в тогдашних условиях авторитетным лицом, приемлемым для различных слоев общества, включая лиц, оставшихся верными католической религии, но патриотически настроенных н боровшихся против испанского владычества. Хотя принц стремился к большей самостоятельности, умело добивался и расположения дворян, и симпатий консисторий, правящие круги это особенно не беспокоило. Они надежно контролировали его через штаты.

Свой двор принц, принявший кальвинизм, составил из умеренных деятелей, ратовавших за веротерпимость, ограничение влияния консисторий на органы светской власти, за пресечение насильственных акций народа. Позиции радикального течения внутри кальвинистской церкви оказались ослабленными, процесс перехода населения в кальвинизм шел замедленно.

С осени 1572 г. Альба, понявший свою ошибку, повел широкое наступление против восставших провинций: взяв штурмом и опустошив Наарден, но получив отпор под Алкмааром, испанские войска с декабря 1573 по июль 1574г. вели осаду отважно оборонявшегося Хаарлема. После капитуляции города испанцы предали смерти весь его гарнизон и группу светских лиц, а город обложили огромной контрибуцией. Еще большие стойкость и героизм проявили гарнизон и жители Лейдена, перенесшие две осады (октябрь 1573 — март 1574 г. и май — октябрь 1574 г.). Однако Филипп 11 еще до этого понял, что политика герцога Альбы потерпела поражение; в конце 1573 г. он был отозван в Испанию.

Новый наместник в Нидерландах Луис Рекесенс, типичный кастильский аристократ и фанатичный католик, по более чуткий и гибкий политик, понимал, что лишь прекращение террора и военные успехи помогут найти решение “нидерландского вопроса”. С согласия Филиппа II он 7 июня 1574 г. официально упразднил Совет по делу о мятежах и алькабалу.(370) Но “всеобщая” амнистия, не распространявшаяся на еретиков, была воспринята в Нидерландах как фарс. Рекесенс испытывал острую нужду в деньгах. Поэтому важная победа при Мооке 14 апреля 1574 г. обернулась поражением — войска наместника, не получавшие жалованья, взбунтовались и отступили на юг.

Внимание и ресурсы Филиппа II были отвлечены па Восток — после обращения Теодора Беза, принца Оранского и Карла IX к султану османы снопа отвоевали Алжир.

Но испанцы еще продолжали наносить удары в Нидерландах: в 1575 г. был взят стратегически важный порт Зирикзее в Зеландии. Очередное банкротство Испании в 1575 г. обесценило и эту победу. Положение стало катастрофическим после скоропостижной смерти Рекесенса в 1576 г. Испанские наемники, сметая все па своем пути, двинулись на Фландрию и Брабант. Принц Оранский установил связи со штатами Брабанта и проявлял готовность организовать переговоры о мире между севером и югом страны.

В сентябре 1576 г. заговорщики, возглавляемые де Глимом и оранжистом бароном Хезе, совершили переворот и арестовали членов Государственного совета, к которому после смерти Рекесенса перешла высшая власть в Нидерландах. Народ вышел на улицы Брюсселя, оживилась деятельность всех антинспанских группировок. Перед лицом всеобщего бунта и разбоя испанских наемников даже консервативные католические круги сочли необходимым принять экстренные меры. Падение Государственного совета дало толчок к развитию революционных действий в южных областях. Парод брался за оружие, шли аресты испанских прислужников, вооруженные силы восставших окружали гарнизоны взбунтовавшихся испанских солдат. Принц Оранский прислал в сентябре 1576 г. отряд своих войск в Брюссель.

В октябре 1576 г. в Генте собрались Генеральные штаты и объявили о взятии власти в свои руки. Началось обсуждение соглашения между южными н северными провинциями. По составу депутатов Генеральные штаты не отражали происшедших перемен и не обеспечивали принятия решении революционного характера. В них по-прежнему господствовали консервативный патрициат, богатое купечество, католические прелаты. Депутаты северных провинций держались решительно, но они не составляли большинства. Дебаты затянулись.

4 ноября 1576 г. испанские наемники совершили вылазку из антверпенской цитадели и подвергли город погрому и грабежу: было убито и замучено свыше 8 тыс. горожан, сожжено до тысячи домов, общий ущерб достиг 24 млн гульденов. Генеральные штаты поспешили 8 ноября опубликовать текст “Гентского умиротворения”. Формально это был мирный договор между южными и северными областями, восстанавливавший единство страны.

Но обстановка заставила принять и другие решения. Предусматривались свобода передвижения и торговли, отмена “плакатов” против еретиков, законов и распоряжений испанских наместников, восстановление исконных вольностей страны, прав собственности, компенсации за конфискованные имущества их бывшим владельцам, включая католических клириков, всеобщая политическая амнистия. В то же время для южных областей декларировалась верность Филиппу II и католической вере. Ряд статей определял статус северных провинций; сохранялось автономное положение Голландии и Зеландии; принц Оранский признавался их статхаудером. Однако предложение о секуляризации церковных земель было отклонено, а животрепещущие для крестьян вопросы поземельных отношений, обеспечения жизненных условий для народа даже не поднимались. (371)

Созданный Генеральными штатами Военный совет состоял из аристократов испано-католической ориентации. Противоречия сглаживались лишь внешне. В частности, Голландия и Зеландия заключили еще и апреле 1576 г. соглашение о более тесном политическом и экономическом союзе, которое кое в чем предвосхищало будущую Утрехтскую унию. К “Гентскому умиротворению” было сделано многозначительное примечание:

Филипп II признавался сувереном, но фактически власть сосредоточивалась в руках Вильгельма Оранского. Происпански настроенные слои в январе 1577 г. подписали “Брюссельский союз”, имевший целью сохранение католицизма, суверенитета Филиппа II, соблюдение “Гентского умиротворения” и восстановление вольностей страны. От Филиппа II требовали только вывода испанских войск. В прибытии нового испанского наместника дои Хуана Австрийского они видели для себя точку опоры. Вопреки сопротивлению революционных элементов южных областей, северян и принца Оранского Генеральные штаты заключили с дон Хуаном договор (“Вечный эдикт”), близкий к тексту “Брюссельского союза” и “Гентского умиротворения”; дон Хуан признавался наместником Филиппа II в Нидерландах.

Новый наместник, фанатичный католик, имел авантюристические планы военного вторжения из Нидерландов в Англию, женитьбы на Марии Стюарт и восстановления в Англии католицизма. В Брюсселе его окружала обстановка враждебности и недоверия, чему немало способствовала деятельность агентов принца Оранского и Елизаветы 1. В июне 1577 г. дон Хуан бежал из Брюсселя, захватил цитадель в Намюре и начал военные действия против войск Генеральных штатов. Вместе с ним бежали и некоторые нидерландские вельможи.

После измены дон Хуана по южным областям прокатилась волна народных восстаний: свергали католические магистраты в городах, арестовывали сторонников испанцев, изгоняли католических священников. Оживилась политическая деятельность кальвинистских консисторий. При обновлении магистратов к власти приходили противники испанцев, порой и кальвинисты, но выборы велись по старой системе и дело чаще всего сводилось к замене одних патрицианских кланов другими. Подлинными борцами за свободу и социально-политические перемены становились другие, демократические органы — “комитеты 18-ти”, в которые входили цеховые ремесленники, кальвинистские купцы, лица свободных профессий. Часть из них оставались католиками, но это были патриоты и враги испанского деспотизма. Демократизировался рядовой и офицерский состав городских милиций, энергично включавшихся в политическую борьбу.

Влияние кальвинистов возрастало и распространялось по всей стране. Сложилась иерархическая структура кальвинистской церкви: ее основными звеньями (снизу вверх) были церковные советы, консистории, “классис”, областные и национальные синоды. Помимо официальных членов, в кальвинистских общинах имелась значительная прослойка “сочувствующих”. В июне 1578 г. собрался национальный синод в Дордрехте. На нем обсуждались вопросы компетенции кальвинистской церкви в политической и общественной жизни, ее взаимоотношения с властями, судебными органами, процедура назначения проповедников. Принятые решения имели компромиссный характер, их формулировки согласовывались с принцем Оранским. Синод просил Генеральные штаты утвердить его резолюции, но не получил согласия. В целом кальвинистская церковь становилась постепенно официальной. На этом этапе подъема революционно-освободительного движения значительная часть проповедников и старшин принадлежала к ортодоксально-радикальному течению. Его представители не только участвовали в революционно-демократических выступлениях и восстаниях, но и руководили ими, становились (372) членами “комитетов 18-ти”. “Кальвинизм создал республику в Голландии” — писал Ф. Энгельс.

Период с 1576 по 1585 г. отличался наибольшей остротой социально-политической и классовой борьбы, носившей крайне сложный характер. Происпански настроенные дворяне и аристократы, католический патрициат и реакционные слои купечества смыкались с силами феодально-католической реакции, стремившейся прежде всего к соглашению с Филиппом II. Кальвинистская буржуазия, радикально настроенные горожане и городской плебс развертывали антииспанские и революционные действия, группируясь вокруг “комитетов 18-ти”, кальвинистских консисторий, реорганизованных городских милиций. Оранжисты, социальной базой которых были антииспански настроенные дворяне, умеренные слои патрициата и бюргерства, играли на противоречиях между разными группировками, стремясь обеспечить себе и принцу руководящее положение в южных областях. Главными очагами борьбы стали южные города.

Летом 1577 г. оранжисты вместе с радикалами подняли мятеж в Аррасе, столице Артуа. Они создали “комитет 15-ти”, который взял власть в свои руки, организовал военные отряды, повел борьбу с католическими реакционерами и сторонниками испанцев.

“Комитет 18-ти” Брюсселя летом 1577 г. потребовал удаления испанских пособников из всех органов власти. В октябре он предъявил Генеральным штатам ультиматум: прекратить переговоры с дон Хуаном, начать решительную осаду Намюра, укрепить гарнизонами города, которым угрожал враг,— для этого поголовно вооружить парод, демократизировать Государственный совет, обратиться с просьбой о военной помощи к Елизавете I и имперскому графу Пфальца. По сил осуществить это решение комитет не имел. Политическая инициатива все больше переходила к сторонникам принца. Еще в сентябре 1577 г. по приглашению Генеральных штатов он прибыл в Брюссель. Его программа отличалась расплывчатостью, рассчитанной на привлекательность для разных социальных слоев. В конце 1577 г. он включил своих приверженцев в состав Государственного совета, стал чрезвычайным правителем Брабанта и начал теснить дворянско-аристократическую группировку. Поняв, что в Брюсселе она проиграла, эта группа попыталась сделать своим оплотом Фландрию, надеясь на поддержку ее статхаудера — католика герцога Арсхота. Но в октябре 1577 г. вооруженные жители столицы Фландрии — Гента, возглавленные Франсом Рихове и Жаном Хэмбизе, восстали; сформировался “комитет 18-ти”, где господствовали кальвинисты и оранжисты. Он взял под контроль деятельность магистрата.

В течение ноября 1577 — января 1578 г. в Генте была восстановлена цеховая и муниципально-административная система, отмененная Карлом V после Гентского восстания 1539 г.

Радикальные элементы, опорой которых были члены 53 малых свободных “ремесел”, мелкие торговцы, городской плебс, сплотились вокруг “комитета 18-ти”, консисторий и своего Военного совета. Ядро руководства этих организаций состояло из купцов, торговцев, лиц свободных профессий.

Военным руководителем стал ярый оранжист Рихове, политическим лидером — патриций-кальвинист Хэмбизе. Представители же традиционных, шедших к упадку цехов, оказавшиеся весьма ненадежными союзниками “радикалов”, группировались вокруг обновленного, но (373) консервативного магистрата. Такая расстановка сил в значительной мере предопределяла развитие событий.

На гребце революционной волны возобладало единство, но по мере развития событий стали проявляться противоречия. Новый магистрат в январе 1578 г. был избран по традиционной процедуре, при личном участии принца. В пего вошли 11 членов “комитета 18-ти” и 7 патрициев; остальные — ремесленники, торговцы, адвокаты.

Идея процветающей Фландрии реализовалась в союзе гентцев с их единомышленниками во фландрских городах. Это позволило гентским войскам без особого труда в марте — июле 1578 г. овладеть Брюгге, Ипром, Куртре, Мененом и Ронсе. В них установились порядки, близкие к гентским. Гентские власти всемерно поддерживали цеховой элемент. Налоговая система строилась на большом повышении квот богачей, отмене привилегий для лиц благородных сословий, снижении квот бедняков: заработная плата поддерживалась на достаточно высоком уровне. Церковные имущества секуляризовались. Часть их шла на покрытие расходов по содержанию войск, на городские нужды, благотворительность и т. п. Остальные распродавались по низким ценам, чтобы привлечь па свою сторону состоятельный слой горожан. В религиозном вопросе радикалы брали курс на запрещение католицизма, что сопровождалось иконоборческими и насильственными акциями. Так закладывалась основа будущих конфликтов.

В Голландии и Зеландии подобные события были в значительной мере уже пройденным этаном. В сходной ситуации оказался лишь Амстердам. Борьба религиозно-политических фракций внутри амстердамского патрициата имела давние традиции: она проявилась во время анабаптистского движения 1534—1535 гг. и повторилась в 1566—1567 гг. После поражения иконоборческого восстания власть в городе перешла к реакционно-католической группировке, сумевшей добиться от Рекесенса льгот, еще более сузивших круг лиц, причастных к управлению городскими делами.

13 феврале 1578 г. Амстердам подписал акт о капитуляции: однако у власти оставалась реакционная фракция патрициата и признавалось исповедание только католической религии. Лишь последующая борьба оранжистов, консисторий и реформированных на демократической основе стрелковых гильдий привела к восстанию в мае 1578 г. Именно делегаты стрелковых гильдий, по одному от каждой роты, избрали новый магистрат из числа кальвинистской и оранжистской фракций патрициата и членов Временного комитета, руководившего восстанием. В ходе восстания и после него развернулись погромы монастырей и церквей, эксцессы против католиков, перекинувшиеся на Хаарлем и Лейден. Революционные народные массы осуществляли все эти акции и стихийно, и под руководством консисторий.

Вновь избранный магистрат в июне 1578 г. постановил восстановить полностью все права и привилегии цехов и прочих корпораций и ввел свободу совести по образцу Голландии. Сословно-корпоративный принцип официально оставался непоколебимым. В том же направлении развивались события в других городах южных и северо-восточных областей, не оккупированных испанцами.

Преобладающая часть буржуазии действовала вместе с революционными силами, но ее незрелость помешала ей выдвинуть достойных руководителей.

Дворянско-католическая партия в Брюсселе попыталась укрепить свои позиции, призвав в октябре 1577 г. эрцгерцога Матвея, ничтожного честолюбца, брата императора Рудольфа II, в качестве правителя страны. Принц Оранский, став его заместителем, развил кипучую деятельность.(374)

Ловко манипулируя, он вводил своих ставленников в состав “комитетов 18-ти”, новых магистратов, реформировавшихся городских стрелковых гильдий. Двуличный, как всегда, он дал санкцию Рихове на организацию восстания в Генте в октябре 1577 г. Через подручных он постепенно делал Государственный совет и Генеральные штаты покорным орудием выполнения своих целей. Его эмиссары небезуспешно вводили восставшие города в русло оранжистской политики. Принц стремился, разрушая планы дворянско-католической группировки, оставлять дверь открытой для компромисса с ней и отрыва ее от Испании. Использовав все возможности, в том числе и революционно-радикальный кальвинистский лагерь, он искал опору внутри страны в умеренных социально-политических слоях, продолжая при этом поиски нового иноземного суверена, располагавшего войсками и средствами, чтобы его силами нанести военное поражение Испании, ибо полная несостоятельность эрцгерцога Матвея стала очевидной. Принц пытался играть на противоречиях иноземных держав, сдерживая их экспансионистские аппетиты. Революционное решение проблем он отвергал, с беспокойством наблюдая за нараставшим движением городских масс, волнениями отчаявшегося крестьянства, которое не получило ничего и стало объектом беспощадного грабежа и насилий и своих и иноземных войск.

В осуществление этих замыслов по договоренности с Францией и Англией в 1578 г. в Нидерланды вступили войска брата французского короля герцога Франциска Анжуйского и имперского пфальцграфа Иоганна Казимира. Однако обе эти экспедиции кончились крахом. В ряде случаев народ с оружием в руках выступал против них.

Тогда принц Оранский, не без давления со стороны дворянско-католического блока, сделал очередную попытку решить внутренние проблемы путем прямого нажима. Летом 1578 г. был разработан текст “Религиозного мира”, который на определенных условиях допускал и кальвинистское и католическое вероисповедание: за счет ущемления демократического блока предписывалось восстановление свергнутых в последние месяцы городских католических магистратов и роспуск “комитетов 18-ти” и других революционных органов. Силы католической реакции пошли в наступление, добившись кое-где успехов. Но на их пути встала новая волна иконоборческих и антикатолических выступлений в городах большинства областей. Особого накала борьба достигла в Генте и Аррасе. В Генте произошел раскол между оранжистами и революционно-демократической группировкой, возглавлявшейся Хэмбизе и Датенусом. Принц Оранский лично вмешался в конфликт, прибыл в Гент, и под его нажимом текст “Религиозного мира” был подписан гентскими властями 27 декабря. В Аррасе “комитет 15-ти” снова развил энергичную деятельность. В противовес дворянско-католической партии возник союз городов Артуа. На средства, полученные от введения чрезвычайного налога, стали набирать союзные вооруженные силы, которыми командовал Амбруаз ле Дюк. Были установлены связи с Гентом. В октябре солдаты “комитета 15-ти” разоружили католические военные части; члены магистрата и активные деятели католиков были арестованы, им грозила казнь. Но дворянско-католическая партия сумела подкупить Амбруаза ле Дюка; последовали контрреволюционный переворот и казни членов “комитета 15-ти”.

Валлонское католическое дворянство поняло, что нужный ему компромисс с Генеральными штатами достигнут не будет. 6 января 1579 г. оно заключило официальный сепаратный союз — Аррасскую унию — с целью “добиться соглашения с католическим королем, нашим законным повелителем и государем”. В мае 1579 г. такое соглашение стало фактом: Филипп II признал “Гентское умиротворение”, “Вечный эдикт”, согласился восстановить исконные порядки и привилегии Артуа, Эно, Лилля и (375) Орши, вывести испанские войска па условиях сохранения католицизма.

Капитуляция валлонских областей означала, что “Религиозный мир” себя исчерпал, он был на руку только силам католической реакции. Северные провинции перед лицом наступления испанских войск под командованием нового наместника Филиппа II Александра Фарнезе предприняли энергичные шаги: 23 января 1579 г. они заключили свой союз — Утрехтскую унию, имевшую целью сохранить революционные завоевания, сплотиться и довести войну с Испанией до победного конца. Если восстание 1572 г. было лишь подготовкой будущей республики, то Утрехтская уния закладывала ее фундамент. Отложившимся провинциям предстоял еще сложный путь, прежде чем стать Республикой Соединенных провинций, но их фактическая автономия неуклонно перерастала в разрыв с югом страны.

Подписание Утрехтской унии послужило сигналом к повой вспышке социально-политической борьбы. Она давала о себе знать и в северных провинциях: там кое-где еще оставались испанцы. Со Фрисландии и соседних областях прокатилась волна крестьянских восстаний против испанских войск и их пособников. В городах снова начались иконоборческие выступления. Центром социально-политической борьбы являлись города Фландрии и Брабанта, в первую очередь Гент.

4 февраля 1579 г. Гент присоединился к Утрехтской унии, чем отменялось признание “Религиозного мира”. Развернулось иконоборчество, начались погромы церквей и домов богатых католиков; прошла “чистка” муниципальной и цеховой администрации, от должностных лиц и городских войск потребовали присяги в верности кальвинизму.

Возник острый конфликт Хэмбизе с Рихове, ставшим прямым сателлитом принца; дело дошло до вооруженного противостояния и попыток взаимных репрессий. Блок “радикалов” распался, а восстановление прежнего цехово-муниципального строя стало лить воду на мельницу реакции. В августе 1579 г. принц Оранский прибыл в Гент и сумел повернуть ход событий в угодном ему направлении. Войска Генеральных штатов подавили бунты отчаяния крестьян Фландрии. Хэмбизе скрылся из Гента.

Принц пытался использовать свои пирровы победы в духе отработанной стратегии — подавления “радикалов” и опоры на помощь коронованных внешних союзников. Закон от 23 марта 1581 г. запретил демократическим стрелковым гильдиям принимать участие в решении политических дел, что становилось исключительно компетенцией официальных властей. Лишь после таких мер 16 июля 1581 г. был низложен Филипп II. Но пост суверена оставался вакантным. Это позволило вторично пригласить герцога Анжуйского, получившего почти суверенные полномочия. Он прибыл с войском в январе 1582 г. Англия прислала свои отряды под командованием Норриса.

Военные успехи иноземных пришельцев оказались весьма скромными. Окруженный недоверием и неприязнью жителей Антверпена, герцог попытался в январе 1583 г. взять город силой, но получил отпор. Тогда он начал плести на юге страны интриги с Александром Фарнезе, но, опасаясь попасть в плен к испанцам, в октябре 1583 г. поспешно отошел во Францию.

Обстановка на юге страны стала угрожающей. Политический авторитет принца был подорван. С остатками Генеральных штатов и своим двором он отбыл в Голландию, избрав своей резиденцией Делфт. В марте 1583 г. принц опубликовал манифест, в котором оправдывал свою про-французскую политику тем, что для продолжения борьбы с Испанией необходимы иноземные союзники. (376)

Стратегия испанцев изменилась. Присоединив Португалию, Филипп II предоставил в распоряжение Фарнезе 40-тысячное войско. Фарнезе приостановил операции на северо-востоке страны и начал наступление на Фландрию и Брабант. Перед лицом наступавшего врага в крупнейших городах Фландрии и Брабанта — Ипре, Брюгге, Генте, Брюсселе, Антверпене — кальвинистско-демократическое движение снова одержало верх. Города укреплялись, запасались боеприпасами и продовольствием, набирали войска для успешной обороны. Однако армия Генеральных штатов утратила боеспособность и распалась, действия городов не координировались. Фарнезе, способный военачальник и умный расчетливый политик, правильно оценивший обстановку, осаждал один город за другим и, предлагая сносные условия капитуляции, добивался их сдачи. С падением Антверпена 17 августа 1585 г. отвоевание южных областей испанцами стало свершившимся фактом.

Такому исходу способствовал ряд причин: зависимость южных провинций от испанских рынков сбыта и сырья, специфическая расстановка классовых сил и их незрелость, обострение лишений народных масс военным лихолетьем, массовая эмиграция в северные провинции наиболее радикальных слоев нарождавшейся буржуазии, увозившей с собой капиталы, секреты производства, связи с клиентурой. Революционные силы были дезориентированы деятельностью иноземных авантюристов, грабежами и насилием их солдат, репрессиями властей, изменами руководителей. Особенно пагубными оказались действия оранжистов. Не сепаратизм городов губил революцию и освободительную войну, а разложение народного единства оранжистской политикой беспринципных компромиссов и двуличной демагогией. Позиции же реакционных слоев дворянства, патрициата, бюргерства, духовенства, связанных со средневековьем и Испанией, усиливались: создавался тупик, революционные силы крестьянства подавлялись.

10 июля 1584 г. принц Оранский был убит в Делфте католическим фанатиком Балтазаром Жераром. До 1585 г. в Генеральных штатах и новом составе Государственного совета заседали еще представители Брабанта и Мехельна, до 1587 г.— Фландрии. Оранжистская прослойка в этих центральных органах оставалась значительной. Сохранялась приверженность к старым политическим мифам, в том числе вера в необходимость приглашения иноземного суверена. Однако герцог Анжуйский уже умер, Генрих III и Елизавета I, находившиеся в сложных внутренних и внешних условиях, отказались. Возобновились связи с турецким султаном, по он уклонялся от каких-либо акций против Испании.

Тем не менее английское правительство твердо усвоило представление о Нидерландах как о возможном грозном противнике. Поэтому туда был послан в качестве губернатора фаворит Елизаветы граф Лестер. Лишенный полководческих способностей, посредственный политик, но опытный (377) интриган, Лестер в декабре 1585 г. прибыл в Соединенные провинции с инструкциями подорвать экономический потенциал страны, превратить ее в придаток Англии. Лестер запретил провинциям вести торговлю с Испанией, Францией и их союзниками. Зная о напряженности в отношениях между правящими слоями, консисториями и радикалами, он сталкивал их между собой, прикидываясь другом народа и поборником истинного кальвинизма. В войне с испанцами его армия терпела поражения, а подкупленные офицеры сдавали города и крепости. Ультимативное требование Генеральных штатов прекратить злоупотребления, вернуться к договорным отношениям и обеспечить успешные военные действия против испанцев он игнорировал. Перехват тайных инструкций из Англии, предписывавших Лестеру заключить мир с Филиппом II, разоблачил подлинные намерения Елизаветы и ее ставленника. Попытка поднять мяте/к, чтобы захватить Амстердам и другие города, провалилась. Обманутые радикалы отвернулись от Лестера. В ноябре 1587 г. он отплыл в Англию. Лишь эти события и опыт двукратного приглашения герцога Анжуйского вынудили правящие круги Соединенных провинций отказаться от подобных комбинаций и установить равноправные отношения с иноземными державами. Высшим органом власти стали Генеральные штаты, а государственный строй — республиканским.

Правящие круги научились проявлять известную осторожность. Появились и крупные национальные политические деятели, в частности Ян фаи Олденбарнофелт, который стал ведущей фигурой в Генеральных штатах, фактическим руководителем внешней и внутренней политики Республики. Еще до прибытия Лестера сын принца Оранского Мориц Нассауский был назначен статхаудером Голландии и главным капитаном. В его лице страна приобрела выдающегося полководца и решительного политика. Морской флот Республики в 1588 г. внес достойный вклад в разгром Непобедимой армады Филиппа II. Внешнеполитическая обстановка улучшилась: отношения с Англией упрочились, Франция вошла в полосу очередных внутренних неурядиц. В 1592 г. Фарнезе с экспедиционной армией отбыл на помощь французской католической партии, а в 1596 г. Испанию постигло очередное банкротство. На этом фоне развернулись важные события: с 1589 по 1598 г. армия Морица Нассауского восстановила целостность семи провинций и приобрела некоторые территории на юге. Более стабильной стала внутриполитическая жизнь Республики, значительный прогресс имел место в сфере экономики.

В первые годы XVII в. обстановка усложнилась. Глубокий рейд Морица Нассауского на юг со взятием Нивнорта был приостановлен не без участия Голландии, которая опасалась возрождения могущества Фландрии и Брабанта в случае их отвоевания. Положение Испании ухудшалось; в 1600 г. начались переговоры о перемирии. Очередное банкротство Испании 1607 г., военные неудачи побуждали ее к уступчивости. В 1609 г. было заключено перемирие до 1621 г. па условиях признания существующих границ, независимости Соединенных провинций, разрешения на срок перемирия торговли провинций с португальскими колониями в Ост-Индии, закрытия устья Шельды для торговли.

В целом период до 1609 г. ознаменовался успехами: Республика вышла на океанские просторы; вслед за отдельными рейдами 90-х годов XVI в. в 1602 г. была создана Нидерландская Ост-Индская монопольная торговая компания. Прогрессивное экономическое развитие одержало верх. Утвердилось международное положение Республики, признанной рядом европейских государств. Этому способствовали освобождение от испанского господства; возникновение государства нового типа, хотя и с остатками корпоративно-сословных форм; устранение многих преград на пути развития торговли, мореходства, буржуазных форм производства и обмена. Свой (378) вклад в прогрессивное социально-экономическое развитие внесла мощная волна (до 150 тыс. человек) иммиграции из южных провинций, принесшей с собой капиталы, секреты и производственные навыки, высокую профессиональную выучку, прочные связи с международной клиентурой. Социально-политическая иммиграция держала союз с местной радикально-кальвинистской оппозицией. Господствующей социальной и политической силой в Республике тем не менее оставались патрициат и крупное купечество. Они доминировали в городских Больших советах, избиравших магистраты городов и назначавших большинство должностных лиц в городах, депутатов в штаты провинций. В основном к этой категории принадлежали то 2 тыс. лиц, которые в провинции Голландия избирали и избирались в органы управления всех рангов. Традиции освободительной войны прямое и косвенное влияние на их деятельность республиканских систем, а местами и демократических консисторий, а также политические выступления народных масс в какой-то мере корректировали консерватизм системы государственных учреждений и права. Патрициат конца XVI— первой четверти XVII в. отличался некоторыми особыми чертами: все возраставшую его часть составляли кальвинисты, преимущественно либертинского толка. В его среду проникали богатые купцы, судовладельцы, предприниматели капиталистического типа. Именно эти слои патрициата находились у кормила правления почти до середины XVII в.

Кальвинистская церковь из руководящей силы постепенно превращалась в энергичную, хотя и не столь влиятельную оппозицию, но (379) положение в ней было очень сложным. Вместе с Лестером канули в Лету и радикальные решения синода 1586 г. Новый церковный устав 1591 г. не был принят Голландией и некоторыми другими провинциями. Церковь раздиралась внутренними противоречиями, что продолжало сдерживать ход обращения населения в кальвинизм, создавало обстановку политической нестабильности.

В 1610 г. либертинские руководители консисторий подали ремонстрацию штатам Голландии с изложением своего понимания учения о предопределении и свободе воли. Через год свою контрремонстрацию подали руководители ортодоксального направления. За религиозно-догматическими спорами стояли насущные проблемы: преодоление либертинских идей патрицианских слоев, доходивших до примирения с католицизмом; взаимоотношения церкви и государства, консисторий и местных властей, т. е. радикалов и патрицианской олигархии; вопросы церковной дисциплины. Начавшийся конфликт расширялся в последующие годы, превращаясь из голландского в общереспубликанский. Олденбарнефелт далеко зашел в своих связях с католическими державами. Началось организационное размежевание ремонстрантов и контрремонстрантов. При обсуждении этого вопроса в штатах Мориц Нассауский встал решительно на сторону контрремонстрантов. Олденбарнефелт же добился для ремонстрантских магистратов городов разрешения создавать свои вооруженные отряды в целях самозащиты. Мориц расцепил это как вторжение в его функции главнокомандующего войсками и подготовку заговора. Он опасался и возникновения гражданской войны в условиях, когда вражеские войска стояли у границ Республики. В августе 1618 г. Олденбарнефелт был арестован и по приговору специального трибунала казнен 13 мая 1619 г. Должность великого пенсионария была объявлена сменяемой, его полномочия сильно урезаны. Общенациональный синод в Дордрехте 1619 г. осудил “ремонстрантскую ересь”, поддержав ортодоксальное течение. Однако его решения признали лишь несколько провинций. Остальные, в том числе Голландия, их либо отвергли, либо сделали разные оговорки. Некоторые руководители ремонстрантов были репрессированы, многие бежали из страны.

В 1625 г. место умершего Морица Нассауского занял Фредерик Хендрик из той же династии Оранских-Нассау. Способный военачальник, но человек осторожный и склонный к компромиссам, он действовал сначала в духе “голландистов”, отвергавших воссоединение с южными провинциями, за что его резко критиковали консистории. Постепенно его позиция изменилась. Республика все сильнее втягивалась в Тридцатилетнюю войну, используя ее для продолжения войны за независимость, а тем самым и за завершение революции. Гаага стала играть роль центра координации действий участников антигабсбургской коалиции. При Фредерике Хендрике образовался Личный совет, в тесном кругу которого обсуждались и решались военно-дипломатические вопросы. Снова возник проект отвоевания всех южных земель в союзе с Францией. Эта попытка окончилась неудачей. Голландия и патрициаиско-купеческая олигархия умели проваливать военные планы своих статхаудеров, если они преследовали чуждые правящим кругам цели.

С 1645 г. в Мюнстере начались прелиминарные переговоры Республики с Испанией о заключении мира. Они закончились подписанием Мюнстерского мирного договора, вошедшего составной частью в договорную систему Вестфальского мира 1648 г. Главные статьи мирного договора сводились к следующему: прекращение войны на условиях территориального статус-кво; Республика получает международное признание как суверенная держава, запрещается испанское судоходство в заморских областях, принадлежавших Ост-Индской и Вест-Индской нидерландским (380) компаниям; устье Шельды остается закрытым для торговли; отменяется фактически давно прекратившаяся зависимость Республики от Германской империи. Правящая олигархия в ходе переговоров сумела обеспечить все основные претензии Голландии, зато безразлично отнеслась к интересам других провинций. В частности, безуспешным и были настойчивые просьбы Гелдерна возвратить ему часть его территории, так и оставшейся у Габсбургов.

Фредерик Хендрик скончался в марте 1647 г. Его преемником стал Вильгельм II из той же династии Нассау. И 1650 г. осложнилась внутриполитическая обстановка в Республике, импульс чему был дан Амстердамом н Голландией. Неуравновешенный и вспыльчивый, Вильгельм II не сумел правильно оценить соотношение сил, могущество Голландии и Амстердама, который он захотел подчинить военной осадой, допустил ряд других оплошностей, обнажив отрицательные и. уязвимые стороны статхаудерата. Осложнил он и решение главных для него вопросов о комплектовании армии и подготовке войны против Испании и Англии, политика которых наносила все возраставший ущерб жизненным интересам Республики. В разгар этих событий он скоропостижно скончался. Патрицианская олигархия Амстердама и Голландии, ставшая ведущей силой в стране, решила свести счеты со статхаудератом. и обеспечить неограниченную власть регентскому патрициату. И она добилась своего. Решением Генеральных штатов должности статхаудера Голландии и главного капитана объявлялись “незанятыми”; малолетний Вильгельм III получил титул “дитя государства”. Все вопросы оплаты войск, их дислокации, назначения на офицерские должности становились прерогативой штатов провинций. Позднее, в 1667 г., штаты Голландии отменили у себя должность статхаудера, а статхаудерам других провинций запретили занимать должность главного капитана. Для успокоения радикалов и консисторий были подтверждены решения Дордрехтского синода 1619 г. Наступал новый этап в жизни Республики. Все это происходило, когда уже действовали “навигационные акты” Кромвеля, а Республика втянулась в смертельно опасную для нее серию войн с Англией.

На этот раз речь шла не о простой передвижке политических фигур и очередном укреплении позиций патрицианской олигархии, а о качественном се изменении. К середине XVII в. постепенно складывалось повое поколение патрициата, который переводил свои капиталы из торгово-предпринимательской и финансовой сферы в землевладение, приобретал ренты и займы, стремился занять доходные должности в государственном аппарате, штатах, городских муниципалитетах и консисториях. То, что для предшествовавших генераций патрициата было дополнением к деловой деятельности, у патрициата нового поколения стало главным. Эта каста, оторванная от реальной жизни, замкнулась, занялась захватом теплых местечек, забыв о насущных проблемах социально-экономического и политического развития Республики. В этих условиях консервативный государственный строй не защищал и не развивал базис, созданный в ходе освободительной войны и революции, а консервировал его, способствовал укреплению негативных тенденций.

Нидерландская буржуазная революция XVI в. занимала особое место среди буржуазных революций мануфактурного периода. Маркс писал по этому поводу: “Революция 1789 года имела своим прообразом (по крайней мере, в Европе) только революцию 1648 года, а революция 1648 года — только восстание нидерландцев против Испании. Каждая из этих революций ушла па столетие вперед по сравнению со своими прообразами не только по времени, но и по своему содержанию”. (381)

Особенности Нидерландской революции обусловливались тем, что капитализм и буржуазия были еще незрелыми, неразвитым был их классовый антагонизм по отношению к феодализму, дворянству, сословной корпоративности. Идеологическим знаменем революции стал кальвинизм. Она протекала в форме освободительной войны против Испании, что отчасти затушевывало остроту социальных конфликтов. Внешнеполитический фактор в ней сыграл весьма важную роль. Поэтому неразвитая нидерландская буржуазия (особенно крупное купечество) поддерживала союз не с крестьянством и городским плебсом, а с феодальным по своей природе дворянством, патрициатом. А такой союз был сопряжен с гораздо большими уступками феодальным и сословно-корпоративным элементам, чем в Англии XVII в. Республика Соединенных провинций задержалась на первой фазе мануфактурного периода, отстала и уступила со второй половины XVII в. первенство Англии, уверенно шедшей вперед по пути прогрессивного развития.(382)